Main Menu

Возраст избранных

Если вам семьдесят чуть меньше или чуть больше, знайте: жизнь только начинается. Вернее, стремительно продолжается. Потому что неважно, сколько тебе лет (это просто запись в паспорте). Важно, на сколько ты себя чувствуешь и тому биологическому возрасту соответствуешь. Кто-то очень правильно сказал: жизнь дана всем, старость — избранным. Но это не значит лежать на печи и есть калачи. А значит быть особенным, отличающимся от других, которые меньше тебя прожили, тем, что можешь делать больше их, лучше их, быстрее их, иначе зачем был дан Богом такой подарок — долголетие.

э

Вы скажете, семьдесят лет и долголетие ныне как-то не вяжутся. Может, и не вяжутся. Впрочем, помните у Тургенева: «В комнату вошёл старик сорока лет»? А сегодня назвать стариком даже того, кто разменял восьмой десяток, зачастую, глядя на такого человека, язык не поворачивается.
Ну вот, ровно всё вышесказанное и то, что не выражено, а подразумевается и догадывается, я отношу к необычной женщине — жительнице села Орто-Сай семидесятилетней Лидии Ендюевне Ким. А познакомились мы с ней при весьма необычных обстоятельствах. Перелистывая восемнадцатый номер вестника «ЗОЖ», случайно наткнулся на заметку читательницы из Бишкека. Чтобы тебя опубликовали в московском издании, тираж которого почти полмиллиона — это уже дорогого стоит. Сколько сразу появляется читателей-единомышленников или спорщиков, готовых откликнуться на твои рассуждения. Лидия Ким и пишет в своей заметке в «ЗОЖ» на вечную тему: как жить? Полемизируя с теми, кто материальное благополучие ставит превыше всего, Лидия Ким возражает: «Хочешь жить долго и счастливо — излучай добро, любовь, понимание… Часто с годами человек становится проще, добрее, улыбчивее — приходит осознание простой, но великой истины: научиться любить. А в погоне за материальными благами люди теряют себя. Тогда частыми спутниками становятся ложь, предательство, страх, ненависть, зависть…» Ну и так далее, что можно прочесть в оригинале публикации, открыв 27-ю страницу вестника.
Жизнь у Лидии Ендюевны как жизнь. Детство прошло в Самарканде, немного пожила после школы в Ленинграде. Вернулась, стала работать и готовиться к поступлению в вуз. Выбрала Томск, студенческий город. Годы учёбы отдала геофизике. В Томске же вышла замуж и, получив диплом, вместе с мужем приехала во Фрунзе. В следующем году будет пятьдесят лет, как она с Валерием. У них две дочери, сын и восемь внуков. После вуза занималась наукой, окончила заочно аспирантуру и стала кандидатом физико-математических наук. Но на этом поприще не заладилось. Слушая собеседницу, понял, что она несколько обогнала время, её диссертация не укладывалась, скажем так, в технические возможности того времени. Потом был «Гербалайф» с его сетевым маркетингом, высокие позиции на этом поприще и ежемесячный доход, достигавший четырёх тысяч долларов. И всё это бросить? Почему? Почувствовала, что не её: жёсткий ритм работы, вовлечение в этот гербалайфовский бизнес людей, которые влезали в долги, брали кредиты… Трудно было на это смотреть. И Лидия бросила, ни капли не пожалев. Это было лет двадцать назад. А четырнадцать лет назад они с мужем продали квартиру в микрорайоне «Джал» и купили дом в Орто-Сае. Дети помогли его отремонтировать, и теперь они живут там вчетвером: муж, жена, кошка и собака. А ещё пять-семь кур и пять соток сада-огорода. Но это просто быт. Налаженный, в среднем достатке, но быт.
А что удивительно в этой женщине, так это её увлечение боевым искусством айкидо. Это как любовь, которая раз и навсегда. Правда, она пришла не в юности, молодости, а в пятьдесят три года. Тогда Лидия посетила первое занятие у профессионального тренера. Через девять лет непрерывных тренировок стала мастером спорта.
Вспоминает, что пришла домой после первого занятия никакой, руки тряслись, ноги не слушались. Муж Валера приготовил еду, накрыл на стол и спросил: ну, что, будешь продолжать занятия или нет? «Буду», — твёрдо ответила жена. И эту твёрдую любовь к боевому искусству, обозначающему японскими иероглифами «гармония, энергия, путь», пронесла до сего дня.
Поинтересовался, почему именно айкидо, есть же цигун, ушу (назвал, что на ум пришло), а Лидия Ендюевна говорит: «Сердцу не прикажешь. И потом, из восьми моих внуков шестеро занимаются именно айкидо». А она сама в спорткомплексе, что в седьмом микрорайоне, ведёт две разновозрастные группы через день по полтора часа. Устаёт? У «них» об этом не спрашивают. Они в деле, это самое главное. Лидия Ким по 12-14 часов в день на ногах. И ничего. Поинтересовался её биологическим возрастом: «Ну, наверное, — говорит, — это возраст 55-летнего человека». Потом взяла мою руку, чуть согнула и я невольно вскрикнул. «Вот видите, поэтому айкидо и не включают в Олимпийские игры — очень опасно для соперников. Кстати, не буду скромничать, по республике мастеров айкидо моей квалификации не более двадцати».
…Мы заканчивали беседу уже в спортивном зале, когда стали собираться ученики и с ходу — растяжки, кувырки, прыжки… Я смотрю на Лидию Ким — вот то же самое будет выполнять и эта 70-летняя женщина. Поразительно! И знаменательно: возраст избранных.
А завершила она свою заметку в «ЗОЖ» такими словами: «Жизнь прекрасна, когда находишь себя. И это не обязательно зарабатывание больших денег…»
Геннадий КУЗЬМИН.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.





Добавить комментарий