Main Menu

Шла война, но музы не молчали

Для кыргызстанских деятелей культуры призыв «перо приравнять к штыку» приобрел реальное звучание: писатели и поэты М. Элебаев,       У. Абдукаимов,
Дж. Турусбеков,
Т. Уметалиев,
Я. Шиваза, Т. Шамшиев и многие другие ушли на  фронт. Вместе с фронтовиками-художниками
А. Осташевым,
Г. Айтиевым,
К. Керимбековым и другими, не выпуская из рук боевое оружие, они «творили»  победу в «Боевых листках» и «Боевых карандашах». Фронтовики-артисты не упускали случая между боями затянуть песню, прочесть стихи и напомнить снова и снова уставшим бойцам о мирных днях, о  семье, о любви, вселить надежду в «одну на всех Победу». Но… за нее надо было еще постоять.

В газете «Кызыл Кыргызстан» 3 августа 1941 г. было опубликовано обращение  артистов ко всем женщинам     республики, в котором звучал призыв оказать всестороннюю помощь фронту: «Мы должны всемерно укреплять наш боевой тыл. Каждый из нас  на своем посту должен трудиться самоотверженно, энергично, и мы призываем  всех женщин нашей республики еще больше повысить производительность труда для того, чтобы еще больше укрепить наш тыл, трудиться, не жалея сил и энергии».
Обращение  артистов прозвучало от имени известных и любимых в то суровое время деятелей искусств: народной артистки Киргизской ССР
А. Куттубаевой, заслуженной артистки Киргизской ССР
С.  Кийизбаевой, артисток Киргизского государственного ордена Ленина  музыкального театра М. Эркибаевой и
Ш. Сыдыкбековой, концертмейстера этого же театра Славы Окуня.
Уже с первых же дней войны артисты и музыканты брали шефство  над воинскими частями, госпиталями, призывными пунктами. Было сформировано семь концертных фронтовых бригад, и все  годы, пока шла война, они давали концерты в частях Калининского,  Белорусского, Ленинградского и Украинского фронтов.
Исторические  документы свидетельствуют о том, что народные  артисты республики А. Усенбаев, М. Баетов, А. Боталиев, А. Куттубаева, С. Кийизбаева, М. Омурканова,
М. Махмутова, композиторы В. Власов и В. Фере выступали на передовых линиях фронта.
Вместе с войсками маршала К. Рокоссовского артисты из Киргизии участвовали во взятии Гомеля, за что персонально были удостоены  благодарности командования. Другая концертная группа, в состав которой  входили  артисты С. Айтмамбетов, К. Жралиева, А. Исмаилова, К. Алиева, с июля  1942 г. по сентябрь 1944 г. походным  маршем «прошагала» через фронты сражений вместе с воинами Гвардейской Панфиловской дивизии.
Летом 1942 г. была сформирована Вторая фронтовая бригада, которую возглавляли композитор В. Власов и поэт В. Винников. Она объединяла артистов только что созданного Театра оперы и балета
М. Махмутову, С. Кийизбаеву, Х. Темирбекова, М. Зюванова, Г. Худайбергенова и Р. Ибраимова, М. Баетова, С.  Бекмуратова, Дж. Муслимова, артистов Театра русской драмы
В. Халатова, Н. Тайц, В. Арбенина,  аккордеониста А. Мурыгина, баянистов А. и
В. Аваровых. Все члены  бригады были полны решимости скорее отправиться на фронт и встретиться  с бойцами.
В дальний и нелегкий путь отправились 17 сентября. Нелегкой, порой  трагичной была судьба членов бригады. Марьям Махмутова летом 1942 г. получила страшную весть: в бою под Старой Руссой погиб ее  муж Шавкат Акрамов. В августе Марьям родила дочь Наринэ, которой никогда не суждено было увидеть своего отца. И… оставив крошечную  дочурку на попечении родных, Марьям отправилась на Брянский фронт… Позднее Марьям Махмутова вспоминала, как «от одной воинской части к другой, порой в пургу, мороз наша бригада спешила на концерт. Как ждали нас солдаты! Как рады были они песне,  танцу, музыке! Сколько  тепла, нежности, чуткости чувствовалось в их  отношении к нам. Это проявлялось и в лучшей землянке, которую отдавали  артистам, и в горячем, крепко заваренном чае, в теплом полушубке,  накинутом на плечи,  — в каждой мелочи, не говоря уже о самом главном:  когда начинался обстрел, нас охраняли, как драгоценность. Конечно, им,  обстрелянным в тяжелых боях, пропахшим пороховым дымом солдатам, как воздух нужны были наши концерты, эти маленькие отголоски мирной  жизни».
Только в начале октября прибыли в штаб Брянского фронта. И вот — первый концерт. Руководитель бригады артистов из Киргизии композитор В. Власов  записал в дневнике: «Наш театр — поляна на командном пункте, кулисы — кусты, артистические уборные — автобус. Зрители сидят на земле, камнях,  пнях, окружая кольцом «эстраду». Командование и политуправление фронта  принимают программу. Все мы очень волнуемся. Однако программа прошла  слаженно. Начальник политуправления дал высокую оценку  репертуару и  приказал как можно полнее использовать пребывание нашей бригады на этом  фронте. Нас рассматривали не только как деятелей искусств, но и как представителей народов Киргизии. Это было очень почетно и очень  ответственно».
Что же касается воинов, то они, окружив артистов кольцом,  присаживались на корточки и восторженными выкриками подбадривали  исполнителей. И тогда артистам казалось, что они находятся не около  брянских лесов, а где-нибудь в Чуйской долине или казахстанских степях.
Первый фронтовой концерт проходил на Брянском фронте 4 октября  1942 г. Сайра Кийизбаева помнила о нем всю жизнь. «Летная часть собралась  в лесу на поляне. Летчики сидели, тесно прижавшись друг к другу, оживленно    беседовали. Они только что вернулись с боевого задания: успешно отбомбили вражеские танковые колонны. Но когда послышались первые  звуки баяна, все утихли. Концерт начался. Я спела русскую, кыргызскую, украинскую, узбекскую песни, и, когда, казалось, исчерпала весь приготовленный репертуар, ко мне подошел пожилой капитан и попросил  еще раз спеть «Цветущую жизнь» — кыргызскую песню. И я пела ее на  родном языке. Но концерт был прерван, раздался  сигнал боевой тревоги. И  «соколы» взвились в небо».
В те тяжелейшие дни никто из бойцов на фронте не знал  почти ничего  об этих миловидных, молоденьких девушках, не убоявшихся отправиться  на фронт петь под свистящими пулями и рвущимися снарядами…
После  очередного концерта артисты тут же отправились в путь — их с  нетерпением ждали в других частях. В. Власов во фронтовом дневнике Второй бригады писал: «В овраге выступали у артиллеристов. Добирались к ним пешком часа полтора. В благодарность за концерт нас повезли на гаубичную батарею. От артиллеристов перешли к пехотинцам. От  пехотинцев поехали на командный пункт дивизии… Обслужили за этот день полностью целый полк. Три концерта для трех групп бойцов, поочередно подменявших друг друга на переднем крае. Прошли  концерты отлично. Как  всегда — митинги. Два последних концерта чуть было не нарушили  «мессершмиты» и орудийный обстрел. Но все обошлось благополучно. После концерта просили организовать танцы. Ехали мы от истребителей к артиллеристам. Ехали, как  говорят, по  систематически простреливаемой дороге. Немцы заметили нашу  «Коломбину». Вблизи упало несколько мин… К артиллеристам все же мы  приехали в срок…
Бойцы зачарованно слушали игру на комузе и  задушевное пение Муссы Баетова, внимательно вслушивались в голоса  мастеров художественного слова  В. Арбенина и
Н. Тайц, оживлялись, глядя на танцевавшего зажигательную, темпераментную лезгинку Джамала  Муслимова, восторгались зычным басом Михаила Зюванова и нежным   голосом красавицы Марьям  Махмутовой, исполняющей свою любимую  песню о счастье, о желанной встрече «Ой тобо», восторженно принимали пение Сайры Кийизбаевой»…
Нередко материал для концерта артисты добывали здесь же, на полях сражений. В одной из воинскимх частей артисты познакомились с летчиками,  совершавшими свои боевые вылеты на легких фанерных самолетах «У-2» — «огородниках», как их любовно называли в эту войну. Узнав о подвигах,  совершенных на «огороднике», поэт В. Винников тут же сочинил стихотворение:
По всей стране теперь
плывет молва
О грозных и карающих машинах,
О наших удивительных «У-2»,
О смелых «огородниках-
старшинах»…
Героев прославляет весь Союз,
И вот мы от киргизского
народа
Вам, «огородники», вручаем
наш арбуз
С советского родного огорода!
И… вместе со стихотворением артисты подарили  летчикам настоящий  великан-арбуз, привезенный из Киргизии. Об этом случае поэт
В. Винников  сообщил жителям  республики в статье «Огородники», опубликованной  в газете «Советская Киргизия» 20 декабря   1942 г.
Впоследствии «члены» фронтовых бригад были награждены  почетными грамотами Верховного Совета республики и ценными подарками. Многие из них были удостоены грамот от Комитета по делам  искусств при Совнаркоме СССР «За отличную работу по культурно-шефскому обслуживанию частей Красной армии и Военно-Морского флота».
Переломный 1943 год стал особенно напряженным для всего советского народа. Шли тяжелейшие бои с фашистами. Киргизия — глубокая  тыловая часть страны, но и здесь, как во всей стране, народ жил под девизом «Все для фронта!». Рабочие промышленных  предприятий, более 30 из  которых были эвакуированы из России и Украины, трудились в три смены и  выдавали сверхплановую продукцию. Сельские труженики, более 60% из которых воевали на боевых фронтах, делали все возможное и невозможное,  чтобы обеспечить фронт продовольствием  и сырьем. Тысячи  кыргызстанцев  приняли в свои дома семьи беженцев и эвакуированных, среди которых  попала на эту благословенную землю 3-летней девчушкой с матерью и автор  этой статьи. Посильный вклад во всеобщий девиз «Все для  фронта!» внесли и артисты государственных театров. Сборы от концертов, как правило,  полностью переводились в Фонд обороны.
Очевидцы рассказывают, что театр оперы и балета да, собственно, и все  другие   театры, а также филармония работали по существу во фронтовых  условиях. Не хватало топлива, в помещениях театров стоял ужасающий  холод, постоянно отключалось электричество, и нередко приходилось  работать при керосиновых лампах. Из-за нехватки рабочих сцены антракты  порой продолжались больше  часа. Более половины мужчин- артистов,  солистов, хористов, оркестрантов воевали на фронтах с оружием в руках.
Композитор В. Власов вспоминает о том, что почти каждый день то в девять, то в десять часов вечера во всем городе  выключался свет. «Театр погружался в темноту. Зрители (как и актеры) сидели, лежали в фойе, спали, не уходя из театра,  и ждали продолжения  спектакля. Спектакли заканчивались в час, а порой и в два часа ночи. Но никто не уходил».
В творческой жизни республики в годы войны активное участие  принимали многочисленные  исполнительские коллективы, эвакуированные  из центральных городов России. В не очень большой столице республики — городе Фрунзе — уже осенью 1941 г. собрались крупнейшие артистические  силы страны — Государственный симфонический оркестр СССР под  управлением Н. Рахлина, Государственный  хор, возглавляемый  А. Свешниковым, Ленинградская хоровая капелла, Русский народный хор им.       М. Пятницкого, Ансамбль танца, джаз-оркестры под управлением А.  Цфасмана и Скоморовского. В республику прибыли и стали работать в  театрах известнейшие музыканты Д. Ойстрах, Я. Зак, Э.Гилельс, Я. Флиер,  Р. Тамаркина, певцы И. Краузе (Петров), М. Зюванова,        М. Кусевицкий…
С середины декабря 1941 г. начал выступления симфонический оркестр, которым дирижировал маститый музыкант Натан Рахлин. Главной  целью концертов являлось знакомство слушателей с лучшими  произведениями отечественной и зарубежной музыкальной классики: П. Чайковского, Д. Шостаковича,
А. Бородина, Л. Бетховена,
И. Баха, Г. Берлиоза, Ф. Шопена, Н. Римского-Корсакова. С оркестром постоянно  выступали и киргизские певцы и инструменталисты.
Очень скоро  установилась традиция еженедельных концертов-лекций в воинских частях и госпиталях. В парках, сельских клубах играл духовой оркестр, созданный Д. Соколовым. А в кинотеатрах Фрунзе перед  сеансами выступали эстрадные оркестры под руководством будущего известного композитора И. Шварца и великого джазмена, отсидевшего свое  время в лагерях, Э. Рознера.
Прибыл кавказский оркестр под  руководством Вассо Дарьялова, с концертами объехавший всю Центральную Азию. Приехали и выступали Л. Русланова, К. Шульженко, К. Джапаридзе, Н. Кусевитцкий, Л. Орлова и
З. Шульман, В. Яхонтов и
Б. Чирков, А. Райкин, А. Гузик, И. Набатов и многие  другие. Более 600 актеров разместил концертный отдел филармонии.  Случались и смешные истории: как-то позвонили из милиции и попросили  срочно прийти. Оказалось, что приехавший из голодного Ленинграда Н. Г.  Рахлин, увидев буйство восточного базара, купил для своих оркестрантов  мешок сахара. Его приняли за спекулянта, и необходимо было  подтверждение, что он выдающийся дирижер. Или высокому начальству  управления культуры пришлось долго объяснять, почему для арфисток  нужна грузовая  машина, а скрипачи приходят на концерты со своими  музыкальными инструментами пешком…
Первая опера, посвященная Великой Отечественной войне, композиторов В. Власорва, А. Малдыбаева и В. Фере «Патриоты» была показана 14 ноября 1941 г.  Арию матери, звучащую с особой драматической силой, зрители прослушивали обычно стоя. И, очевидно, она не раз исполнялась перед  солдатами на фронтах замечательным голосом Сайры Кийизбаевой или  Марьям Махмутовой.
Однажды ария матери была исполнена Марьям Махмутовой так  выразительно и проникновенно, что в зале установилось полное безмолвие. Оно продолжалось и после окончания    номера. Марьям, смутившись, испуганно смотрела в зал и, не зная, что делать, вдруг  застенчиво улыбнулась. Зал ожил, пришел в движение и взорвался шквалом  аплодисментов. После концерта один  из зрителей сказал Марьям: «Вы своей  улыбкой ослепили зал…».

Валентина ВОРОПАЕВА,
профессор КРСУ.






Добавить комментарий