Main Menu

Они не ушли с поля боя

Собаки в ВОВ

Акция «Бессмертный полк», родившаяся в год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, становится традицией. На всем пространстве СНГ она приобрела поистине массовый характер и становится практически главным событием предстоящих торжеств по случаю 71-й годовщины Победы. Более того, в интернете появилось известие, что крымчане приняли решение представить в «Бессмертном полку» и четвероногих героев Великой Отечественной. Речь идет о собаках…

Сначала несколько цифр военной статистики: за годы Второй мировой в рядах Советской армии сражалось около 60 тысяч собак. И это не только овчарки, но и крупные животные других пород, в том числе и дворняжки. Они были объединены в 170 отрядов. Непосредственно на фронтах их расформировывали по специальным службам, в том числе, по данным военной мемуаристики, существовало 13 батальонов истребителей танков, 18 — минно-розыскных подразделений, 36 санитарных отрядов, состоящих из 15 тысяч нарто-ездовых собак-санитаров, 4 батальона связистов. За годы войны собаки-санитары вынесли с полей боёв более 700 тысяч раненых бойцов. Если вспомнить, что дивизии РККА в 1941 году состояли из 10-17 тысяч солдат, то собаки спасли почти 40 дивизий в полном составе (!). Разве это не подвиг! Кстати, медработникам, вынесшим с поля боя 80 человек, почти автоматически присуждалось высшее воинское звание — Герой Советского Союза.

Четвероногие санитары довольствовались похвалой, дружеским поглаживанием да миской с едой…
Вспоминаю рассказ ветерана-каракольца, кавалера двух орденов солдатской Славы Владимира Кормильцева: «Под Смоленском меня сильно ранило в ноги. Бой, между тем, был очень тяжелый — плотность огня не позволяла санитарам пробраться к нам, раненым. С каждой минутой чувствовал, что силы покидают вместе с уходящей из ран кровью. Когда уже почти терял сознание, почувствовал на лице дыхание. Открыл глаза — рядом лежит пёс, грудь которого обвязана санитарной сумкой с красным крестом. Он смотрел мне в глаза, как будто говорил: «В сумке бинты, перевязывайся…» Я собрал силы и сумел забинтовать ране-ные ноги, кровь остановилась. Пёс не уползал, а наоборот еще теснее прижался ко мне, будто подставляя свое тело под мою руку. Я уцепился за ремни сумки, пёс пополз вперед, и я, помогая рукой, за ним следом. Несколько раз нам пришлось замирать, прижимаясь к земле, — слишком сильным был пулеметный шквал. Пёс упорно полз к медчасти, где меня, теряющего сознание, подобрали медики. Он спас меня — это точно. Почти год я мотался по госпиталям и все время думал о моем спасителе. Что с ним стало?».

В одном из военных очерков Ильи Эренбурга наткнулась на такой отрывок:

«Я знал лайку Мушку. Осколок мины оторвал ей ухо, но она продолжала работать. Эта обстрелянная собака при сильном огне ползла почти по-пластунски. Другие собаки явно уважали Мушку и следовали ее примеру. Мушка вывезла много раненых. Недавно один боец отдал ей свою пайку мяса и задумчиво сказал: «Как будто она… А может, и не она — похожая… Вот такая спасла меня подо Ржевом…».

В мемуарах маршала Василевского упоминается собака Норка, служившая военным связистом. В период 1942-1943 годов она доставила 2 398 донесений. А ее коллега Альма сумела донести пакет, даже получив тяжелые ранения — снайпер первым выстрелом пробил ей оба уха, а вторым — раздробил челюсть… И этот героический список весьма велик — доставка по назначению 120 тысяч боевых донесений, прокладка 8 тысяч км телефонного провода… свою боевую задачу четвероногие солдаты выполняли четко, не ожидая похвалы.

Собаки в ВОВА псы-саперы! С их помощью разминировали Киев, Одессу, Новгород, Варшаву, Будапешт, Вену, Берлин… 6 тысяч собак-саперов разминировали более 15 тысяч кв. км освобожденной от фашистов территории. Как вспоминали ветераны, во многих местах, где прошли эти отряды, кроме надписи «Мин нет», рисовали и голову собаки, как дань уважения четвероногим однополчанам. Нельзя не вспомнить историю знаменитого сапера Джульбарса, награжденного 21 марта 1945 года медалью «За боевые заслуги» и получившего право участвовать в Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года. В день парада пёс еще не оправился после ранения. Каким-то образом об этом узнал Сталин и отдал распоряжение: «Пусть собаку несут на руках на моем кителе». И во время парада, сразу за «коробкой» солдат-саперов, ведущих на поводках своих верных товарищей — собак, розыскников мин, шел главный кинолог страны подполковник Александр Мазовер. Ему разрешили не чеканить шаг, не отдавать честь главнокомандующему — он нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — дворняжку по кличке Джульбарс, забинтованные лапы которого уютно расположились на кителе генералиссимуса…

Наверное, самой трагичной была судьба собак — истребителей танков. Эти четвероногие камикадзе, словно понимали трагический героизм своего воинского дела. В одном из сборников поэзии военной поры натолкнулась на стихотворение неизвестного автора:

«Первой к цели пошла
Малышка — пала с пулею
в голове.
Вслед лохматый Буран —
взрыв, вспышка…
Этот танк не прошел
к Москве…
Как мало вы, дворняги,
воевали,
Подбитый танк — и нет
в помине вас.
И мы, глотая слезы,
вспоминали
Собак, что жизни отдали
за нас!..”
“Через годы, встречая
Бездомных собак,
Вижу мерзлую степь
Спозаранку.
Вижу копоть и дым,
И собачий оскал…
Степь и смерть,
И горящие танки. «

Ветеран Центральной школы военного собаководства Владимир Леонидович Швабский вспоминал, что из всех собак — истребителей танков удалось выжить только одной:

«Шел страшный бой. Она побежала к танку, но осколком срезало вьюк с взрывчаткой и саму ее ранило. Собака полежала немного, а потом все-таки доползла обратно к своему вожатому. И задание выполнила — танк наехал на срезанный вьюк и подорвался…».

В истории Второй мировой отмечен и вовсе исключительный случай — единственный во все времена рукопашный бой собак с людьми — у украинского села Легедзино 30 июля 1941 года. Отряд Коломийской пограничной комендатуры численностью 500 человек и 150 служебных собак, принял неравный бой с целым полком фашистов. Когда практически все пограничники полегли в неравной схватке, командир погранотряда майор Лопатин послал в рукопашную служебных собак с проводниками. Очевидцы вспоминают — бой был страшный. Овчарки буквально рвали на куски фашистов, впиваясь им в глотки и не отпуская даже в предсмертных судорогах. Проводники орудовали штыками. Противник, ошеломленный таким невиданным напором, отступил, но ему на помощь подошли танки. Искусанные фашистские пехотинцы с воплями ужаса запрыгивали на броню и оттуда расстреливали героических псов. Никто из пограничников не отступил, не сдался в плен. Не убежали с поля боя и их верные четвероногие сослуживцы — те, что уцелели, ложились рядом с мертвыми проводниками, фашисты расстреляли всех. Досталось даже сельским собакам…

Когда фашисты ушли из села, жители похоронили в одной братской могиле всех пограничников — людей и собак. Через много лет, 9 мая 2003 года, на пожертвования ветеранов войны, пограничных войск и кинологов Украины на месте того героического боя установлен памятник человеку с ружьем и его однополчанину — собаке. На плите надпись:

«Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в свою последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломийской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

Через несколько дней, 9 Мая, в Севастополе и Симферополе, вместе с именами павших солдат Второй мировой будут вспоминать и их четвероногих боевых друзей. И это правильно!

Татьяна ПОПОВА.






Добавить комментарий