Main Menu

Агония Третьего рейха: апрель — май 45-го

Мировая литература, музыка, живопись, скульптура, призванные отражать жизнь во всех её проявлениях, преисполнены образов людей, народов и государств, трагически погибших вследствие природных катастроф или по своей вине, собственных прегрешений, преступлений, нарушения общепринятых моральных норм. В первом случае назовём известную картину русского художника XIX века Карла Брюллова, изображающую гибель древнеримского города Помпеи в результате извержения вулкана. Во втором случае, скажем, смерть на поле брани английского короля Ричарда III, преступившего, как показывает У. Шекспир в своей одноимённой исторической хронике, все мыслимые пределы человеческого властолюбия. Уместно вспомнить устрашающую судьбу библейских Содома и Гоморры, канувших в Лету из-за нарушения заповедей Провидения.

Что-то подобное, но в огромном масштабе постигло в апреле-мае 1945 года — вполне ожидаемо и справедливо! — Третий рейх, антигуманный нацистский режим, просуществовавший всего-то 12 лет. Поствеймарская Германия, возглавляемая шайкой международных заговорщиков-преступников, как их позже определил знаменитый международный Нюрнбергский трибунал, не учла в своих планах установления мирового господства стремления подавляющего числа стран и народов мира к свободе, независимости, самостоятельному развитию. Третий рейх, к сожалению, наследовал дурную славу Первого (962 -1804 годы) и Второго рейхов (1871-1918 годы), которые проявляли — и это на фоне других совсем-совсем не безгрешных европейских государств! — гипертрофированную воинственность, стремление порабощать ближние и дальние страны, захватывать территории и без всяких церемоний, путём прямого грабежа прикарманивать чужие ресурсы и богатства. Напомним об итальянских походах императоров Священной Римской империи немецкой нации Оттона I, Оттона II, Фридриха I Барбароссы, его сына Генриха VI, cтирающих в пыль и прах города Ломбардии и других регионов страны. Повоевали немецкие рыцари в Палестине ради освобождения Гроба Господнего (крестовые походы). Например, германский император Конрад III в середине XII века возглавил совместно с королём Франции Людовиком VII Второй крестовый поход. Фридрих I Барбаросса в компании с английским королём Ричардом Львиное Сердце и королём Франции Филиппом II в 1189 году возглавил было Третий крестовый поход, но неудачно: утонул в одной малоазиатской горной речушке. Поразбойничали немецкие рыцари-тевтонцы и на славянских землях. Но, грабя чужие земли, германские императоры различных династий (Саксонской, Швабской, Гогенштауфенов), обрекали собственное население на прозябание, вольно-невольно поощряли всевластие и тиранию немецких курфюстов, графов, герцогов и т. д. И это в то время, когда Франция, Англия, Испания, другие страны Европы делали серьёзные шаги по оформлению сильных централизованных государств. Хорошо тенденцию политического развития тогдашней Германии подметил известный миннезингер XII-XIII веков Вернер фон дер Фогельвейде в своём стихотворении «В траве среди лужайки»: «А с вами, немцы, горе: вам любо жить в раздоре».

Историческая справка

Останки Гитлера после судебно-медицинской экпертизы, проведённой советской комиссией во главе с генералом К. Телегиным, были тайно захоронены в 1945 году на базе НКВД в Магдебурге. В 1970-м останки кремировали и рассеяли над Эльбой. В настоящее время фрагменты черепа и челюсти Гитлера хранятся в архиве ФСБ России.

Второй рейх (германская империя Гогенцоллернов) тоже не страдал миролюбивыми устремлениями. Едва встав на ноги после столетий государственной раздробленности в поствестфальский период (тогда каждое мелкое государство, по едкому замечанию Генриха Гейне, можно было унести на подошве сапога), империя сразу же заявила о своих притязаниях на место под солнцем, которое она небезуспешно искала не только в Европе, но и далеко за её пределами: в Юго-Западной и Юго-Восточной Африке (Намибия, Танганьика, Камерун, Того и т. д.), в Новой Гвинее и Тихоокеанском бассейне. Да, объединение Германии, осуществлённое в начале 1870-х годов прусским канцлером Отто фон Бисмарком «железом и кровью», было крупным достижением немцев, увековеченное, кстати, в монументальном искусстве Германии очень солидным памятником германскому императору Вильгельму I в городе Кобленце на месте слияния батюшки-Рейна и Мозеля. Но разве величайшие гении немецкого народа и всего человечества — Иоганн Гёте, Фридрих Шиллер, Людвиг ван Бетховен, выражая в своих произведениях народное стремление к свободе, радости, демократии, уничтожению тирании, единению людей, видели будущую Германию агрессивной, захватнической? Напротив: всемирно знаменитая «Ода к радости» Ф. Шиллера, венчающая бетховенскую Девятую симфонию, пронизана призывом: «Обнимитесь, миллионы!» Империя Гогенцоллернов, развязавшая Первую мировую войну c её миллионными жертвами, сошла с исторической сцены в ноябре 1918-го под ударами стран Антанты. Веймарская буржуазно-демократическая республика, учреждённая в 1919-м в Германии, открывала путь к нормальному развитию страны, но была сметена после прихода в январе 1933-го к власти Гитлера и установления фашистского государства, повторившего печальную судьбу своих исторических предшественников на немецкой земле.

Третий рейх в отличие от Содома и Гоморры был уничтожен не божественным Провидением, как, видимо, полагали его главари (Гитлер и его ближайшее окружение были заправскими мистиками), но вполне реальной и эффективной международной силой — антигитлеровской коалицией, созданной 1 января 1942 года в Вашингтоне 26 государствами мира, включая СССР, США, Великобританию и Китай. Ещё раньше, в августе 1941-го, увидела свет «Атлантическая хартия» У. Черчилля и Ф. Рузвельта, в которой заявлялись демократические принципы мироустройства после разгрома Германии и её союзников. К документу наряду с другими странами присоединился и Советский Союз. Всестороннее военно-политическое, дипломатическое и экономическое сотрудничество СССР, США и Великобритании базировалось на ряде межгосударственных договорённостей 1941-1942 годов, решениях конференций «Большой тройки» в Тегеране, Ялте и Потсдаме, двусторонних союзнических встречах различного уровня. Разумеется, между союзниками возникали разногласия — порой очень серьёзные! — по различным вопросам. Например, о сроках и месте открытия Второго фронта, ритмичности и номенклатуре поставок Советскому Союзу военных материалов, боевой техники, снаряжения по ленд-лизу. Важнейшим «яблоком раздора» была судьба послевоенной Германии. США и Великобритания неоднократно высказывали намерение разделить Германию на несколько независимых государств, чтобы исключить возможность её ремилитаризации и военного реванша. Много шума наделала концепция министра финансов США Г. Моргентау о тотальной деиндустриализации Германии, превращении её в чисто аграрную страну. Но И. Сталин обосновал концепцию единой, миролюбивой и демократической Германии. Что касалось собственных интересов СССР, то они заключались в первую очередь в обеспечении безопасности Восточной Европы и решении репарационного вопроса, за счёт чего предполагалось восстановить разрушенную войной промышленность страны. В ходе дискуссий «Большой тройки» в феврале 1945 года в Ялте всё-таки нашли общее решение: при сохранении единства Германии разделить страну и Берлин на советскую, американскую, британскую и французскую зоны оккупации, а управление страной передать Контрольному совету в составе главнокомандующих оккупационными войсками.

…Разными дорогами шли к главной Победе союзники. Мы — через Москву, Ржев, Сталинград, Воронеж, Курск, Витебск, Минск, Бухарест, Софию, Краков, Будапешт, Вену, Прагу. Наши союзники — через Атлантику, Тихий океан, Северную Африку, Сицилию, Италию, Грецию, Францию, Арденны и т. д. Но все дороги, как говорили в древности, «вели в Рим», то есть в Берлин — некогда самонадеянную столицу Третьего рейха. Именно там, в этом городе, в апреле-мае 1945 года наконец-то завершилась долгожданная агония фашистского режима, состоялся последний акт немецкой трагедии. К этому времени территория страны, подвластной гитлеризму, ужалась до размеров шкуры какого-либо хищника. Вкратце обрисуем ситуацию на Восточном (советско-германском) и Западном фронтах Второй мировой весной 1945 года.

16 апреля Красная армия двинулась на Берлин. Сводки Совинформбюро менялись чуть ли не ежечасно, в лучшую, разумеется, сторону. 20 апреля улицы Берлина стали местом ожесточённых боёв. Враг создал глубоко эшелонированную систему обороны своей столицы, но нам удалось создать силами трёх фронтов мощную стратегическую группировку численностью 2,5 млн. человек, более 6 тыс. танков, 7,5 тыс. самолётов и т. д. 25 апреля город был полностью окружён. В верхушке Третьего рейха воцарились страх и паника. Стали лихорадочно искать выход. Гиммлер — один из самых близких приспешников фюрера, предпринял отчаянную попытку через шведского графа Бернадотта склонить англосаксов к перемирию. Ради чего «миротворец» (волк в овечьей шкуре) даже приказал открыть ворота одного из концлагерей, хотя в других подобных «учреждениях» по велению главного эсэсовца Германии делалось всё, чтобы замести следы своих ужасных преступлений, пулей или верёвкой навсегда заткнуть рты их свидетелей.

На Западном фронте американцы ещё в марте перешли на восточный берег Рейна у города Ремаген, а англичане вошли на территорию Нижнего Рейна. Были заняты Рур и другие районы Западной Германии. Гитлер решил поручить командование немецкими войсками на западе фельдмаршалу Кессельрингу. Но это, как и другие военно-политические и кадровые решения Гитлера, по мнению одного немецкого историка, были не чем иным, как смертельным приговором немецкому народу. Это подтверждают краткая хронология и последствия событий того времени. В середине апреля союзники уже находились в Саксонии, на реке Майн и на расстоянии 100 километров от Берлина. 25 апреля на Эльбе в районе города Торгау состоялась историческая встреча советских и американских войск, по поводу чего Г. Трумэн, У. Черчилль и И. Сталин сделали совместное заявление. Окончательно рухнула мечта фюрера столкнуть лбами Запад и Восток (особенно после смерти 12 апреля президента США Ф. Рузвельта), то есть главных союзников по антифашистской коалиции. Все последние дни апреля Гитлер надеялся на войска фашистского генерала Венка. «Где армия Венка?» — вновь и вновь вопрошал Гитлер. Но всё оказалось тщетно! 30 апреля Берлин пал, а над рейхстагом красноармейцы Егоров и Кантария водрузили красное знамя — символ Великой Победы! А ведь ещё за несколько дней до этого исторического события главный пропагандист Третьего рейха Геббельс без умолку вещал: «Берлин никогда не сдастся большевикам. У стен Берлина новые немецкие армии разобьют большевистские войска».

Гитлер, его ближайшее окружение (в одном своём романе Карел Чапек ассоциировал фашистов с врагами человечества — саламандрами, вымышленными хвостатыми чудовищами) всё время проводили в бункере рейхсканцелярии в почти полной изоляции от внешнего мира. Для фюрера, впавшего в безумие и категорически отказавшегося покинуть Берлин, оставался единственный выход — самоубийство. От этого шага его не смогла отговорить даже жена Геббельса — Магда, не чаявшая души в фюрере. Гитлер не хотел, как остроумно предположил один немецкий учёный, стать «экспонатом в московском зоопарке», не желал повторить судьбу Муссолини, повешенный вверх ногами труп которого на одной из площадей Милана всякий прохожий мог ударить, заплевать и т. д. Многие вопросы самоубийства фюрер проконтролировал лично. В частности, испытал на своей любимой овчарке Блонди действие цианистого калия (получилось!), распорядился заготовить канистры с бензином, дал указания насчёт своего сожжения во дворе рейхсканцелярии и т. д. Уходу из жизни предшествовало его нотариально заверенное бракосочетание с Евой Браун, разделившей судьбу своего супруга. Считается, что добровольно.

Важным моментом последних часов жизни фюрера стало его политическое и личное завещание. В нём явственно прозвучали старые и затасканные рефрены о мировом еврействе — виновнике всех мировых напастей и бед, вынесен приговор изменнику в гитлеровских рядах — рейхсмаршалу Герману Герингу, исключённому из партии, смещённому со всех постов в государстве и вермахте (в соответствии с указом Гитлера от 29 июня 1941 года и правительственного заявления от 1 сентября 1939-го Геринг был назначен преемником фюрера на посту рейхспрезидента и рейхсканцлера). Новым фаворитом на посту рейхспрезидента назначался гроссадмирал К. Дениц (осуждён на Нюрнбергском трибунале к тюремному заключению); рейхсканцлером должен был стать Геббельс (покончил жизнь самоубийством вместе со своей семьёй); руководителем нацистской партии (НСДАП) назначался Борман (предположительно, погиб в Берлине); министром иностранных дел назначался Зейс-Инкварт (повешен по приговору Нюрнбергского трибунала). Этому правительству поручалось продолжать вооружённую борьбу, сохранять расовые законы рейха, всячески противодействовать «отравителю народов — международному еврейству».

1 мая гроссадмирал Дениц сформировал новое имперское правительство, обосновавшееся в городе Фленсбурге. Но уже было ясно, что это «калиф на час». В конце апреля — начале мая, понимая неизбежность краха Третьего рейха, его главари сдавали позицию за позицией англосаксам, оказывая вместе с тем ожесточённое сопротивление Красной армии. 29 апреля капитулировали немецкие войска в Италии, 2 мая — в Хорватии, Южной и Западной Австрии, Южной Германии. Через несколько дней по приказу Деница капитулировали войска в Северо-Западной Германии, Дании и Голландии. Красная армия с 6 по 11 мая освобождала Чехословакию. 7 мая в Реймсе был подписан предварительный протокол, требовавший безоговорочной капитуляции всех Вооружённых сил Германии. На следующий день в пригороде Берлина — Карлхорсте представители германских Вооружённых сил Кейтель, Штумпф и Фридебург подписали Акт о безоговорочной капитуляции. Со стороны СССР подпись поставил маршал Г. Жуков. По требованию СССР правительство Деница было упразднено, а нацистские политические и военные главари, которых союзники разыскивали согласно чёрным спискам, арестованы. Правда, некоторые из них, например Гиммлер, задержанный английским патрулем, предпочли отравиться. 5 июня в Берлине подписали Декларацию о поражении Германии. Таким образом, война в Европе закончилась победой антигитлеровской коалиции. Для Европы Днём Победы стало 8 мая; для СССР — 9 мая.

Праздник праздником, но к потомкам победителей есть вопросы. Достаточно ли, пришпилив к верхней одежде георгиевскую ленточку или выведя на своём автомобиле надпись: «Спасибо деду за Победу», считать, что ты уже выполнил свой долг перед вознесёнными на небеса? …Пусть власти поменьше и реже думают о грядущих избирательных кампаниях, а занимаются уже сейчас зарплатами, пенсиями, детсадами, школами, больницами и — чёрт побери! — дорогами.

У нас принято торжественно отмечать этот День. Что ж, хорошая многолетняя и неувядающая традиция! Тем более что сегодня в мире развелась чёртова уйма дилетантов, скрипящих пером в целях фальсификации причин, хода и результатов Второй мировой войны, включая, разумеется, историю Великой Отечественной. В их совсем не безобидных писаниях всё выставлено шиворот-навыворот, вопреки признанным объективным фактам. Этим грешат даже крупные политики некоторых бывших советских республик и социалистических стран, например Польши. Цель таких писаний и разглагольствований — эрозия массового политического сознания, особенно молодого поколения. Не зря в своё время выдающийся антифашист Юлиус Фучик предупреждал: «Люди, будьте бдительны!» Его наказ не лишён смысла в наши непростые времена: рецидивы фашистских умонастроений, почитание фашизма нередки даже в цивилизованных странах. Поэтому празднование Дня Победы — это сохранение исторической памяти, прививка от радикализма и терроризма, умение правильно ориентироваться в бурных водах внутренней и международной жизни, сохранять здоровый оптимизм.

Праздник праздником, но к потомкам победителей есть вопросы. Достаточно ли, пришпилив к верхней одежде георгиевскую ленточку или выведя на своём автомобиле надпись: «Спасибо деду за Победу», считать, что ты уже выполнил свой долг перед вознесёнными на небеса? Что ты уже получил своего рода индульгенцию за свою жизнь, за свои порой неблаговидные дела. Почему у нас, в других республиках СНГ чудовищно высокий уровень коррупции в системе правосудия, образования, медицины, ЖКХ? Это ведь дело рук не каких-то пришельцев, инопланетян. Почему правосознание граждан мирится с теневыми сторонами публичной жизни? Не знаю, как там в сфере финансов, но точно могу сказать, что налицо инфляция совести и морали. Не являем ли мы собой двуликого Януса, когда одной рукой потрясаем Конституцией, а другой по локоть — да, именно по локоть! — запускаем руку в государственный карман? Не лучше ли быть, а не казаться? Почему — вопрос к обществу и государству — до сих пор, спустя 75 лет после войны, бытуют нищета и бедность значительной части населения? Многие люди не живут, а выживают. Этот факт не скрывают даже руководители постсоветских стран. Что, ничего нельзя сделать? А где мы все? Где политическая энергия и социальная активность нескольких поколений? А что там, на небесах, по поводу сегодняшней жизни думают наши предки, в том числе те самые «деды-скакуны» Великой Отечественной? Не общаясь с ними (автор, в отличие от сонма всяких гадалок, экстрасенсов, медиумов, другого пошиба религиозных мистиков, — убеждённый атеист), уверен, что они хотели бы видеть свою малую и большую родину процветающей, ухоженной на манер Елисейских полей в Париже, набережных, проспектов и площадей Праги, Майнца, Франкфурта-на-Майне. Но, увы, всё по-прежнему! Разве не сами власти вынуждают людей, например, в России, Кыргызстане, Казахстане, протестовать, бастовать, митинговать, перекрывать улицы и дороги? Пусть власти поменьше и реже думают о грядущих избирательных кампаниях, а занимаются уже сейчас зарплатами, пенсиями, детсадами, школами, больницами и — чёрт побери! — дорогами. Граждане постсоветских стран, думаю, давным-давно заслужили право жить по-человечески, комфортно, без страха перед будущим! Пусть же власть предержащие следуют словам А. Пушкина, сказанным им о Петре Великом: «На троне вечный был работник»! Планка очень высокая: осилят ли её?

В. КИЮТИН,  доктор философских наук, профессор политологии, КРСУ.






Добавить комментарий