Main Menu

Раковая опухоль

Этот дом в пристоличном селе — зеркало хозяев и времени. Возникнув когда-то каменным крепышом среди саманного жилья на  разбитой ямами улице, он и сейчас кокетливо  краснеет кирпичом среди поднявшихся за последние годы особняков. Отгородился  дощатым забором с распахнутой   пастью калитки. Шершавые окна, прикрытые изнутри рыжими газетами и чем-то  тоскливо серым. За ними идет своя  особая жизнь.

В доме два хозяина. Один из них —  50-летний Николай, проснулся на рассвете от боли в ребрах. Вспомнились  недавняя  пьянка, испинавшие его на улице парни. Теперь лежит, как спеленутый, боясь пошевелиться, открыть глаза,  с привычным комом стоящего в горле похмелья.
Его мать баба Нина — семидесятитрехлетняя, худая, с искривленными болезнью  ногами — с раннего утра в хлопотах. Успела  пробежать по улицам, собрать кизяк.  Несмотря на лето,  затопила в комнате печь и крошит на столе капусту для пустых щей.  Сейчас бы мясо или рыбу, как бывало! Под настроение листает, как фотографии, прошлое.
…Окончание медучилища, замужество, доходная  должность, строительство своего дома, рождение  детей, большое хозяйство с коровой и поросятами… Но умер работяга-муж. Разбежались по своим углам родственники. Отправились на учебу дети: Виктор в училище гражданской авиации, Николай  в мореходку. Все у них ладилось. Хорошая специальность быстро продвинула, женились. Приглашали  перебраться в их края.  Но не отпускал хозяйку дом. Приучил рассматривать жизнь только сквозь  призму обладания им…
Да и беды не заставили себя ждать. Пропал без  вести в кавказских горах летчик-альпинист Виктор. Потом в роскошной форме  помощника капитана корабля приехал в  отпуск Николай. Заглянул к родственникам  в соседнее село, угостился вдоволь. С пьяным  гонором сел за руль велосипеда. По дороге  домой упал, разбил голову. В результате болезнь, припадки. Прощай, морская служба.
Распалась семья: жене инвалид  оказался  не нужен. Так что сын приехал к матери на месяц, а остался при ней навсегда.
Свершившееся топили в вине,  каждый день стал красным. Одной пенсии на двоих, как и бутылки, не хватало. Стали  продавать вещи. За неуплату «вырубали» электроэнергию. По сезону  готовили  на костре в огороде или на печке под крышей. Вечерами зажигали самодельный светильник,  заправленный соляркой. Тогда пришел на  помощь дом, ставший своим для чужих.
Деньги у постояльцев хозяева брали  небольшие, можно рассчитаться и спиртным.  И закружился калейдоскоп потерявших себя мужчин и женщин. Опасливо ныряли в дом  на час   или на ночь греховные парочки односельчан. Месяцами вольготно жили  случайные, без определенных занятий люди.  Причудливые компании вечерами сходились в комнате хозяев, веселя их самогоном  и рассказами о жизни. Часто возникали  скандалы из-за краж — нечисты на руку  старуха и сын…
Николай заставил себя подняться. Мать  заныла: продукты закончились, а в «комок» идти не с чем. Переругиваясь, попили чаю. Старуха достала из-под стола и многозначительно потрясла пустую пластиковую бутылку, где вчера плескался самогон.
Николай вышел на веранду покурить — нужны деньги, а значит, новые квартиранты. На ловца и зверь бежит. В калитке интересная  парочка. Парень  — стройный, белокурый, мило улыбается —  прямо  херувим с немецкой рождественской  открытки. С ним толстушка с круглым  русским лицом, вздернутый носик, толстые губы…
Парень назвался Димой. Рассказал,  что вместе с подругой работает неподалеку  на частной луковой плантации. Платят хорошо, но вот жилья нет. Хозяев  подробности, как и документы  пришельцев, не интересовали. Главное — новички в «масть». Аванс,  бутылка на стол — и милости просим.
Спустя день Николай натопил баню. Увидев там голого Диму, чуть не упал.  Всякое повидал, но такое…
Огромная птица распласталась на спине парня,  все тело от ступней до шеи пестрело разносюжетными татуировками. Пораженному  хозяину тот буркнул, что за ним три «ходки».
С тех пор распоряжался в доме Дима.  Самовольно перенес лучшую мебель в большую  комнату, где расположился с подругой. Барственно начинал каждый день с бутылочки и, что самое огорчительное для хозяев, без их участия. О работе на поле и речи не шло, видно, появился другой источник дохода.
Зачастили подозрительные гости. Застолье  затягивалось до утра: крики, мат, песни, Николая, попытавшегося угомонить пьяных,  так притиснули, что тот взмолился о пощаде. Теперь мать и сын с затаенной злобой запирались на ночь в своей комнате.
Кульминацией стала разборка среди «своих». Ластившаяся к Диме денежная квартирантка шепнула: твоя-то  гуляет с другим. Возревновавший парень в кровь избил изменницу. Но через день парочка помирилась,  признав виновной наушницу.
Дима с ножом ринулся к ней. Но та скрылась, выскочив на улицу. Дальше все шло по плану бывалого урагана. Взломал  дверь комнаты сбежавшей, разыскал деньги и   ювелирные вещички. Быстро собрались с подругой — и ищи ветра в поле.
Вернувшись, зашлась в истерике ограбленная. Бросилась к соседям, позвонила  в милицию. Ожидая защитников, считала  минуты, а потом часы.  Прибыли они  под вечер, когда утихли страсти. Совершено опасное преступление — кража со взломом. Но милиционеры влипли  в разбор кастрюльных дрязг. Даже не достав блокнот, расспросили о воре и посоветовали потерпевшей… обратиться к  участковому.
На поиски этого сотрудника у  расстроенной девицы ушел следующий день. Наконец выяснилось, что тот в отпуске. Женщина поняла, что никто не поможет.  Но подвернулся кавалер с обострившимися  секс-проблемами, к которому она и ушла.
Зная о разыгравшихся событиях, улица  осталась безучастной: моя хата с краю. Вполне  на руку хозяевам дома, где все вернулось на круги своя.
В «веселенькой» этой истории в наряде  обыденности предстала острая социальная  проблема. По сути, страшная и поражающая своей  безысходностью, как раковая опухоль,  на которую махнули рукой.
Выглядывает она не только из злосчастного дома, но и из множества самых разных  жилищ, наполненных ядом разложившейся морали, где  забыты вечные заповеди в угоду порокам и  страстям. Пьянство, наркомания, тунеядство и другие антиобщественные  явления — родом оттуда. На их почве — цветник бытовой преступности.
Что там кражи! Вспомним такие факты: сын соорудил убитому отцу  саркофаг на лоджии… Молодой человек из-за дорогого ноутбука зарубил приятеля… В уголовной статистике  преступления в этой сфере составляют  значительную часть.
Реальность такова: коренной перелом  к лучшему наступит при активном участии преобладающей здоровой части общества в  решении проблемы. Многое зависит и от правоохранительных органов, располагающих соответствующей законодательной базой,  силами и средствами.
В МВД пора встряхнуть все отраслевые подразделения, воссоздать в службе участковых инспекторов, на которую непосредственно  возложена милицейская профилактика бытового негатива, профессиональное ядро «территориальных детективов», способных удержать неустойчивых от перехода грани, за  которой неотвратимо наказание, точно и быстро находящих и задерживающих уже нарушивших закон, принимающих конкретные меры к устранению причин и условий, способствующих распространению зла в быту.

Юрий ЗАЙЦЕВ.






Добавить комментарий